Центр реабилитации для наркоманов стал неугоден жителям и прокурорам // НТВ.Ru

В областном центре реабилитации для наркозависимых «Новая жизнь» ждут пожарную инспекцию. Там уже попеременно побывали прокуроры, сотрудники ФСБ и Роспотребнадзора. Поводом для таких проверок стала жалоба от местных жителей на нарушение прав пациентов. О причинах можно только догадываться.

Не исключено, что пристальное внимание центру начали уделять в связи с активным развитием территорий вокруг порта в Усть-Луге. Участок, расположенный по сути на отшибе, вдруг оказался по соседству с федеральной трассой, а значит стоимость этой земли резко возросла.

О «Новой жизни» из Ленинградской области — корреспондент НТВ Алексей Кобылков.

«Новая жизнь» начинается за железными воротами. Внешне она совершенно не отличается от старой, но, на самом деле, за все то время, что здесь существует этот центр социальной реабилитации, от алкогольной и наркотической зависимости избавились около тысячи человек. И это без всякой помощи врачей.

Две серые трехэтажки — казармы и здание штаба. Эту бывшую воинскую часть муниципальные власти еще в 95 году отдали в пользование центру. В комнатах пусто: все работают. Это то, что называется трудотерапией, когда больные алкоголизмом и наркозависимые все свои силы и время посвящают работе. Это то, что особенно не понравилось прокуратуре.

Марина Козырева, и. о. старшего помощника прокуратуры Ленобласти: «Есть нарушения. Они касаются трудового законодательства. Использовалась трудовая сила. Люди работали по 16 часов без зарплаты».

Прокуроры вместе с сотрудниками ФСБ и инспекторами по труду и санэпиднадзору приехали в центр 9 ноября. С проверкой.

Марина Козырева, и. о. старшего помощника прокуратуры Ленобласти: «Мы зашли на эти объекты, представившись, без какого-либо насилия».
Елена, заместитель главного бухгалтера АНО «Новая жизнь»: «Мы с мужем проснулись от того, что в середине кухни стоит молодой человек и кричит: „Вставайте, выходите все на середину“. Дети проснулись, дочка заплакала. Мы с мужем встали с кровати и говорим: „Что случилось, что произошло?“»

Елена — замглавного бухгалтера центра. Сама когда-то прошла реабилитацию, осталась волонтером, здесь вышла замуж, родила трех детей. Такой или очень похожей биографией могут похвастаться многие сотрудники центра.

Валерий Астахин, исполняющий обязанности ответственного по центру, главный агроном: «Когда я пришел в центр, получил свободу. Я понял, что земля — это мое. Это даже не передать сейчас. Но я помню, я встал на землю, у меня начали получаться грядки, потом я начал сеять, потом начал пахать».

Валерий рассказывает, что 16 лет принимал наркотики, пока в середине 90-х не пришел в центр, где после года реабилитации нашел в себе талант агронома. Теперь уже здесь огромное хозяйство, которое позволяет не только кормить пациентов и персонал, но еще и зарабатывать деньги. Впрочем, такая схожесть биографий у ревизоров вызвала не восхищение, а, напротив, ряд вопросов.

Константин Храпов, главный государственный инспектор по правовым вопросам Ленинградской области: «Сложилось такое бытовое впечатление, что на всех реабилитантов оказывается давление, подавляется их воля именно с той целью, чтобы они не социализировались, не стремились выйти вернуться в семьи, а оставались в этом центре».

Недоброжелатели и раньше называли «Новую жизнь» сектой. А в самом центре особенно не скрывают связи с «Пятидесятниками» — это одно из направлений протестантизма. Но те, кто пришел сюда вылечиться, настаивают на своей самостоятельности.

Алексей, пациент социального реабилитационного центра «Новая жизнь»: «Я для себя поставил цель — пройти этот год. И надеюсь, что пройду. Хочется работать, как бы мне ни было тяжело. Где-то хочется увидеть близких, родных. Тяжело в этом плане, а работа для меня не тяжела».

Формально поводом для проверки центра послужило коллективное письмо жителей Усть-Луги, которые были обеспокоены не столько тем, что по соседству живут наркоманы, сколько нарушениями трудового и санитарно-эпидемиологического законодательства.

Сергей Есипов, заместитель прокурора Ленинградской области: «Домыслы о каком-то заказе, спекуляции на тему заказа неправомерны. Мне самому непонятно, почему тут проводится какая-то связь с заказом».

Эта история сильно задела и главу муниципального образования «Кингисеппский район» Александра Невского, поскольку в письме жители указывали на злоупотребления местных властей. Дело в том, что некоторые из муниципальных депутатов сами являются сотрудниками центра. И вся кампания, как полагает Невский, затеяна, чтобы помешать их планам.

Александр Невский, глава МО «Кингисеппский муниципальный район»: «Они заняли позицию для того, чтобы на базе бывшего Усть-Лужского рыбокомбината совместно с инвестором открыть очень серьезное производство — зерновой комплекс и так далее, не буду расшифровывать. А здесь есть определенные силы, которые не хотели бы этого. У них другие планы на Усть-Лужский комбинат и сопредельную территорию».

Список нарушений, которые в итоге выявила прокуратура, можно перечислять бесконечно. Другой вопрос, что большинство из них явно входят в противоречие с самой системой реабилитации, которая существует в центре. Правильная это система или нет, вопрос настолько же запутанный и сложный, как и вопрос о том, почему прокуратура заинтересовалась центром только через 17 лет после того, как он начал работать.